БЧА 3:19

चिन्तामणिः, भद्रघटः,
सिद्धविद्या, महौषधिः।
भवेयं कल्पवृक्षः च,
कामधेनुः च देहिनाम्॥

σ: चिन्तामणिः, भद्र–घटः, सिद्ध–विद्या, महौषधिः, कल्प–वृक्षः च, कामधेनुः च देहिनाम् भवेयम्।

чинтāман̣их бхадрагхат̣ах.
сиддхавидйā, махаушадхих.
бхавейам̇ калпавр̊кшах ча,
кāмадхенух ча дехинāм..
Да буду я для воплощенных Мыслекамнем (чинтāман̣и), Вазой фортуны (бхадрагхат̣а),
Совершенной мантрой (сиддхавидйā), Сверхснадобьем (махаушадхи), Древом мечты (калпавр̊кша) и Коровой желания (кāмадхену).
«चिन्तामणिः» इति चिन्तित–फल–दाता रत्न–विशेषः। «भद्रघटः» इति यत् यत् वस्तु अभिलषितम् अभिसंधाय अस्मिन् हस्तं प्रक्षिपेत्, तत् सर्वं संपद्यते। «सिद्धविद्या» इति सिद्ध–मन्त्रः, यत् यत् कर्म तया क्रियते, तत् सर्वं सिध्यति। «महौषधिः» इति यत् एका एव सर्व–उपद्रव–पीडा–प्रशमन–हेतुः। «कल्पवृक्षः च» इति कल्पित–अर्थ–संपादकः वृक्ष–विशेषः। «कामधेनुः च» इति या वाञ्छित–दोहं दुह्यते॥
«чинтāман̣их Мыслекамень» – особый драгоценный камень, податель замысленного плода; «бхадрагхат̣ах Ваза фортуны» – на какую желанную вещь нацелившись лицо просунет в неё руку, та любая появляется; «сиддха-видйā Совершенная мантра» – заклинание совершенных, какой ритуал исполняется с нею, тот всякий осуществляется; «махаушадхих Сверхснадобье» – такое, что одно единственное является причиной утихания всякой напасти и боли; «калпавр̊кшах ча и Древо мечты» – особое дерево, осуществляющее задуманную цель; «кāма-дхенух ча и Корова желаний» – та, что доится желаемым надоем.

#Эпичное завершение потока фигуративных сентенций. Если вглядеться в глубь психического явления, кроющегося за всеми этими сочными ассоциациями, то автор желает занять роль отрицаемого в буддизме Всемогущего Бога, способного даже отменить Закон кармы, который, вообще-то, безо всякого дополнительного вмешательства раздаёт всем из нас строго по заслугам. Во всяком случае, именно так трактуют Закон кармы сами буддисты. Согласно православной святоотеческой литературе, в подобных утверждениях, прикрывающих собой богоборчество, затаилась серьёзная гордыня, мимикрирующая под видом духовности, альтруизма, самопожертвенности. Автор без шуток, на полном серьёзе собрался наносить добро, причинять любовь и т.п.
Нужно различать принципиально разный контекст жертвенности. Одно дело, когда у вас война и нужно идти защищать своих детей, близких, свою родину. Другое дело, когда вы до тошноты пресытились миром, будучи сынком-мажором власть имущего папочки, и потому ваш ум резко качнулся в другую крайность. Ибо сущность, достигшая предела своего развития, превращается в собственную противоположность.
Не думаю, что имеет какой-то смысл заострять внимание на символизме перечисленных в стихе «скатертей-самобранок», всё это несущественные для прорисовки психологического портрета автора детали. Кратко остановлюсь лишь на имеющем практическое значение ключевом вопросе: может ли святой исполнять чужие желания? Ответ положительный: да, может. Способность чудотворства прямо пропорциональна количеству стяжаемой благодати. Но если заниматься этим на широкую ногу, то единственным способом изжить принятые на себя чужие грехи будет взойти на крест. Или попасть случайно под машину. Или прыгнуть с нераскрывшимся парашютом. Или… you name it.#

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *